Новости и события в мире классической музыки:

Главная - Интервью - Мирослав Култышев: «Я жду чуда…» / Почему известный пианист не играет современную музыку?


Мирослав Култышев: «Я жду чуда…» / Почему известный пианист не играет современную музыку?
Новости и события - Интервью

мирослав култышев: «я жду чуда…» / почему известный пианист не играет современную музыку?

Нужно ли объяснять музыку? Зачем нужны музыкальные конкурсы? Зачем нужно волнение перед концертом? Нужно ли пианисту слушать чужие интерпретации? «Один из ярких пианистов нового поколения» ― так принято говорить о Мирославе Култышеве. В десятилетнем возрасте пианист уже играл на сцене Большого филармонического зала Ре-минорный концерт Моцарта с оркестром под руководством Юрия Темирканова.

А несколько раньше, в 1995 году ― пронзительный взгляд Иегуди Менухина сразу выхватил «особость» мальчика. Юный музыкант получил официальное приглашение продолжить обучение в Англии. Но так далеко ребёнка отпустить не решились. И в семье, и в школе пришли к выводу, что ещё рано одному уезжать. А четырьмя годами позже Менухина не стало.

В 2007 году Мирослав Култышев признан лучшим пианистом на ХШ международном конкурсе имени Чайковского. Выступления пианиста участились ― концерты в престижных залах России, Германии, Австрии, Голландии, Англии и многих других неизменно вызывали овации публики. Три года назад немецкая компания Orfeo записала его диск «Двенадцать трансцендентных этюдов Листа». В прессе Мирослава уже привычно именуют новой восходящей звездой.

Мы беседуем в одном из огромных классов петербургской специальной школы в переулке Матвеева, которую Мирослав окончил в 2004 году.

― Вы часто говорите, что конкурсы необходимы. Почему?
― Это факт, который у меня не вызывает сомнений. Много говорится о несовершенстве конкурсной системы. Да, исполнительские состязания во многом сродни лотерее, однако победа в престижном конкурсе делает музыканта «легитимным» в глазах музыкального мира.

Конкурс Чайковского был для меня серьёзным испытанием. Полученный опыт очень полезен, я психологически готов к новым серьёзным марафонам. Сейчас готовлюсь к международному конкурсу имени Шопена в Варшаве. Я в числе тех, кто допущен играть в октябре.

― Спорные трактовки на конкурсах рискованны. Ваше исполнение отличает редкий сплав: ясность и железная логика музыкальной формы сочетается с почти неправдоподобной эмоциональностью. Николай Петров, председатель жюри конкурса Чайковского, отозвался о вас как о яркой индивидуальности. И все-таки позволяют ли конкурсы проявить индивидуальность в полной мере?
― Если по правде, то покоряют яркие личности. Что бы кто ни говорил, индивидуальность ― качество, которое всегда будет в цене и у музыкантов, и у широкой публики. Особенно хорошо, когда твоё исполнительское «я» сочетается с крепкой профессиональной закваской.

Конечно, бывают и довольно острые ситуации, когда творческая личность не вписывается в конкурсные рамки или жюри отказывается воспринимать всерьёз слишком радикальные трактовки.

Тут вспоминается история с Иво Погореличем на конкурсе Шопена в 1980 году. Тогда молодой музыкант, фаворит конкурса, не был допущен в финал, из-за чего Марта Аргерих, победившая в 1965 году, с возмущением покинула состав жюри.

Беспрецедентный случай! С поражения на конкурсе началась мировая слава пианиста. Причем не на минуту и не на месяц. К Погореличу до сих пор относятся с неослабевающим интересом, хотя и кажется иногда, что он выходит за пределы мыслимого.

― Вы настроены на победу в конкурсе?
― Конкурс Шопена особенный. Он проводится в Варшаве раз в пять лет. Одно несомненно: я настроен в нём участвовать. Шопен ― мой любимейший композитор. Прекрасный повод несколько месяцев играть только его музыку. Это уже немало.

― На многих вы производите впечатление человека, внутренне обособленного от всего, что «не музыка».
― Это неверное впечатление. Жить в башне из слоновой кости, к счастью или к сожалению, не могу. Слишком сложное время на дворе. Я с тревогой воспринимаю многие процессы, что происходят в сегодняшней России. Поэтому целиком и полностью пребывать в идеальном мире музыки ― непозволительная роскошь. Таково моё мнение.

― Как начались ваши занятия музыкой? Расскажите чуть подробнее.
― Меня воспитывали две женщины ― мама и бабушка. Мама посвятила мне жизнь. Это и хорошо, и плохо. Многое не прошел вовремя. Набивать шишки приходится сейчас. Мама отвела меня в музыкальную школу, и я признателен ей за интуитивное понимание, что музыка для меня ― единственная возможность реализоваться в этой жизни.

Сцену люблю с детства. Признаюсь, любовь к публичному выступлению или, говоря словами В. Соловьева, к «хождению пред людьми» ― главная мотивация ежедневных многочасовых занятий.

― А вы волнуетесь перед концертом?
― Конечно, волнуюсь. Мой школьный учитель Зора Цукер, во многом сформировавшая меня как личность, любила говорить, что в нашем классе нет слова «волнение». Это правильно, конечно. Так и должно быть.

Но мне предконцертное волнение необходимо. Оно даёт особое воодушевление, провоцирует неожиданные озарения во время концерта. Поэтому давать концерты не страшно, а захватывающе.

Я жду чуда. Когда оно происходит, счастье исполнителя несравнимо ни с чем. И еще запала в душу часто повторяемая Зорой Менделеевной фраза: «То, что хотел сказать композитор, ― в нотном тексте. Читайте внимательно, там все сказано». Постоянно в этом убеждаюсь.

― Тем не менее мы часто слышим интерпретации одних и тех же произведений, радикально отличающиеся друг от друга.
― Дело в том, что любое великое художественное произведение является, так сказать, «открытой системой», микрокосмом. Каждый берет для себя именно то, что «резонирует» именно с ним. Художественное произведение неисчерпаемо, и так называемой definitive version, слава Богу, не существует.

― Имена ваших любимых исполнителей?
― Особо мною почитаемые имена: Генрих и Станислав Нейгаузы, Эмиль Гилельс, Владимир Софроницкий. Любимые исполнители: Григорий Соколов и, конечно, Валерий Афанасьев, несравненный музыкант и блистательная личность.

― Важна ли для вас программа, заложенная автором в том или ином произведении? Нужны ли вам слова для того, чтобы сформулировать «про что музыка?»
― Объёмный вопрос. Год можно отвечать. Но попробую обозначить своё отношение. Есть разная степень программности. Иоганн-Себастьян Бах, к примеру, ― барочный композитор, все его сочинения имеют скрытый религиозный смысл. Альберт Швейцер говорил, что Бах ― живописец. Огрубляя, можно сказать, что Бах писал иллюстрации к библейским сюжетам.

Совсем недавно в Концертном зале Мариинского театра я снова играл Ре-минорный концерт Моцарта. Пятнадцать лет спустя услышал музыку заново. В ре-миноре написан «Реквием». Это не просто совпадение, я уверен. Начинал занятия с того, что слушал «Реквием». И услышал музыку концерта совершенно иначе! Будто соединительная линия протянулась между этими произведениями. Окраска поменялась, освещение.

Я абсолютно убежден, что программа заложена в любом музыкальном произведении. Проще сказать, есть композиторы, у которых история всегда на поверхности, а есть авторы, у которых она присутствует в скрытом, имплицитном виде. Её нужно дольше искать и расшифровывать.

― Готовя новое произведение, слушаете ли вы записи других исполнителей?
― На первом этапе ― нет. Мне не нужны чужие трактовки. Они мешают. Необходимо «чистое пространство», свежесть восприятия. Хотя, по правде сказать, приступая к разучиванию того или иного произведения, подчас трудно избавиться от интерпретаций, находящихся в моём внутреннем багаже. Взять хотя бы сочинения Рахманинова в авторском исполнении…

Но начать работу всё-таки стараюсь с чистого листа. Так легче услышать то, что заложено композитором.

― А как вы относитесь к современной музыке? Нравится ли кто-то из новых композиторов?
― Смотря что понимать под современной музыкой. Каких-нибудь полвека назад и Прокофьев, и Шостакович, и Стравинский являлись «современной музыкой». Если говорить о музыке сегодняшнего дня, сразу признаюсь: не слишком ею интересуюсь.

Пианисту не хватит и нескольких жизней, чтобы сыграть всю великую музыку, написанную для фортепиано. Когда меня спрашивают: «Почему вы не играете современную музыку?» ― я отвечаю: «Позвольте, я ещё не сыграл большую часть так называемого классического фортепианного репертуара».

Есть интересные современные композиторы. Возможно, буду о них и говорить, и думать. Но потом. Позже. Пока что я счастлив, играя Шопена.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Выступления:

На петербургской сцене пройдет премьера оперы Аттила Джузеппе Верди

News image

Премьера оперы Аттила Джузеппе Верди, которую нередко сравнивают с полномасштабным историческим блокбастером, пройдет в Мариинском театре. Это пер...

Синайский полуостров. В Большом театре опять сменился художественный руководитель

News image

Вчера генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов заявил о том, что художественный руководитель театра Леонид Десятников оставляет должнос...

Реконструкция БЗК в Москве закончится к июню 2011 года

News image

Основной этап реконструкции Большого зала Московской консерватории завершится к июню 2011 года. Первыми обновленный центр искусств увидят участники ...

Оркестры и проекты:

News image

Бостонский симфонический оркестр

Бостонский симфонический оркестр (англ. Boston Symphony Orchestra) — один из ведущих оркестров США в области академической музык...

News image

Филармонический оркестр Радио Франции

Филармонический оркестр Радио Франции (фр. Orchestre philharmonique de Radio France) — французский симфонический оркестр, базиру...

News image

Симфонический оркестр Франкфуртского радио

Симфонический оркестр Франкфуртского радио, Симфонический оркестр Гессенского радио (нем. Radio-Sinfonie-Orchester Frankfurt, до...

News image

Лейпцигский оркестр Гевандхауса

Лейпцигский оркестр Гевандхауса (нем. Gewandhausorchester Leipzig, часто просто оркестр Гевандхауса или Гевандхаус-Оркестр) — ...

News image

Иерусалимский симфонический оркестр

Иерусалимский симфонический оркестр (ивр. התזמורת הסימפ&...

News image

Торонтский симфонический оркестр

Торо нтский симфони ческий орке стр (англ. Toronto Symphony Orchestra) — канадский симфонический оркестр, базирующийся в Торонто...